Коленковский А. К. Дарданелльская операция.
Коленковский А. К. Дарданелльская операция.
 
  Коленковский А. К. Дарданелльская операция.  
   
 

Глава четвертая.
Первая высадка

Попытки союзников склонить Грецию и Болгарию к активному выступлению против германо-турок. — Секретный договор 18 — 20 марта. — Образование 5-й турецкой армии. — Меры Л. ф.-Сандерса к поднятию боеспособности турок. — Дислокация 5-й армии к вечеру 24 апреля. — План Гамильтона. — Распоряжения Л. ф.-Сандерса по получении первых известий о высадке. — Распоряжения Л. ф.-Сандерса вечером 25 апреля. — Высадки англо-французов на пляжах: Y, S, V, W, X, у Габа-Тепе и Кум-Кале. — Заключение.

Неудача англо-французов 18 марта принудила греческого-премьера Венизелоса уйти в отставку. Греческая придворная камарилья и король Константин торжествовали. При таких обстоятельствах Англия решила купить содействие греков, заговорив о Смирне, о Кипре, о чем греки не смели ранее даже мечтать. Однако, несмотря на такие заманчивые предложения, Греция продолжала отмалчиваться, предложив при условии сохранения нейтралитета "добровольческий легион" в тысячу человек, сформированный на острове Лемнос.

В неменьшей степени Англия и Франция, да и Россия были заинтересованы в поведении Болгарии. Нужно сказать, что еще в сентябре 1914 г. союзники предложили Болгарии часть. Добружди (румынские владения), указывая, что Румыния взаимен этого получит после войны часть Венгрии, население которой составляют румыны. Позже Болгарии была обещана Восточная Фракия до линии Энос — Мидия и, наконец, выход в Мраморное море у Родосто, который будет болгарским портом. Болгария, получив эти предложения, осведомилась о позиции Греции, которая ответила, что она не имеет претензий на Восточную Фракию. Болгария тогда потребовала еще части сербской и греческой Македонии с портом Кавалла.

Со своей стороны и австро-германцы старались привлечь на свою сторону Болгарию, сделав ей увлекательные предложения за счет Турции, пообещав последней большую часть Сербии, против которой делалась сейчас обширная подготовка для повторного наступления. Единственно, что удерживало болгар от выступления против Антанты, была боязнь России. Болгарское правительство соблюдало недоброжелательный по отношению к противогерманскому союзу нейтралитет, тем болеет что своей политикой, направленной к захвату Константинополя только для себя, Россия возбуждала недовольство болгар.

В феврале 1915 года Черноморская эскадра бомбардирует входы в Босфор без результата, утопив несколько парусников и подняв этим шумиху, следствием чего у турок были получены сведения о подготовках в Одессе и Севастополе десантного корпуса для поддержки бывших до сего времени только дипломатическими притязаний на Константинополь.

Заинтересованность в том, чтобы свалить Турцию и заинтересовать Россию в Дарданеллах, в этот момент была так велика в представлении англо-французов, что секретным договором от 18/20 марта Константинополь передавался России в рамках меморандума от 4 марта, который гласил: "добавляются к русской территории: город Константинополь, западный берег Босфора, Мраморное море и Дарданеллы, Южная Фракия до линии Энос — Мидия, малоазиатский берег между Босфором и побережьем Сакария{40} и один из пунктов залива Измид, который будет определен позже, острова Мраморного моря и острова Имброс и Тенедос".

Для правительства царской России все это было осуществлением золотых снов в обстановке как нельзя более благоприятной. Следует указать, что частные права Англии и Франции в пределах этих территорий предполагались неприкосновенными{41}.

Хотя этот договор и был секретным, однако он был в общих чертах известен и служил весьма сильным аргументом, чтобы ни София, ни Афины не пожелали принять участия в войне на стороне Антанты.

Морская неудача 18 марта у Дарданелл увеличила дипломатическую, Англия и Франция могли рассчитывать только на экспедиционный корпус, собранный в Египте.

К 25 марта 1915 года Главная турецкая квартира уже имела сведения, что англо-французы предпримут совместную операцию флота с десантом, силы которого предполагались до одного корпуса. Учитывая это, Энвер-паша решил сформировать для защиты Дарданелл отдельную армию — 5-ю, под командой Сандерса. При этом он полагал вероятным возможность появления русских перед Босфором и вторжение войск балканских государств во Фракию. В состав 5-й армии Сандерса вошли те пять дивизий 1-й армии, которые были уже расположены на берегах Дарданелл, с добавлением 3-й пехотной дивизии и бригады конницы. Энвер считал нужным оставить часть 1-й и целиком 2-ю армию во Фракии в стратегическом резерве; кроме того, район Дарданелл был усилен старой осадной артиллерией, взятой из Адрианополя.

Расположив свой штаб в Галлиполи, Сандерс в сопровождении Эссада-паши объехал Галлиполийский полуостров и весь азиатский берег на автомобилях, верхом и на миноносцах. Вся система обороны была усилена, дислокация войск была изменена, и силы их увеличены. Предприняты были меры улучшения путей сообщения постройкой многочисленных мостов через непроходимые овраги для прохода полевой артиллерии. Вместе с тем были приняты меры для быстрой переброски войск с азиатского берега, от Нагары, на европейский — в Майдос. Не были забыты меры маскировки от воздушного наблюдения, наконец, было обращено серьезное внимание на боевую подготовку полевых войск, в частности на обучение действию ручными гранатами, что тогда было новостью для турок. Все эти приготовления были выполняемы с лихорадочной поспешностью.

Германо-турецкий штаб знал, что противник предполагает высадиться на Галлиполийском побережья, но, в каких именно пунктах, — не знал; поэтому, разрешая стоявшую пред ним задачу, Сандерс расценил все опасные места и пришел к выводу, что таковыми являются: 1) азиатский берег от бухты Безика до Кум-Кале (схема ,№ 3), 2) западный берег полуострова от входа в Дарданеллы до залива Сарос и 3) залив Сарос, в особенности у Булаирского перешейка. 11-я пехотная дивизия 24 апреля проделала маневр в предположении десанта противника в бухте Безика.

В соответствии с такой оценкой местности и вероятностью десантной операции противника в крупных силах Сандерс расположил свои войска следующим образом:

I. Азиатская сторона: XV армейский корпус (Вебера). 3-я пехотная дивизия (Николаи) и 11-я пехотная дивизия (Рефет-бей). Каждая дивизия обспечивалась своими передовыми частями силой в 2 батальона от бухты Безика до Ин-Тепе. Главные силы и штаб 3-й пехотной дивизии располагались у Кальвет-Чифтлик, в одном часе ходьбы от Кум-Кале; 11-й пехотной дивизии — более к югу.

II. Европейская сторона: III армейский корпус (Эссад-паша). 9-я пехотная дивизия (Сами-бей) — защищала побережье полуострова, имея 4 батальона в передовых частях, от бухты Морто до Габа-Тепе (включ.), 2 батальона в Майдосе и остальные части в Килид-Бар.

5-я пехотная дивизия (ф.-Соденштерн) обороняла Булаирский перешеек и Саросский залив, имея главные силы в районе Кавак; 7-я пехотная дивизия (Ремзи-бей) в целях поддержки 5-й дивизии была расположена в районе Галлиполи, имея один полк растянутым вдоль берега от бух.Ейльмер до вер- шины залива Сарос. 2-я кавалерийская бригада наблюдала северный берег залива Сарос.

III. Общий резерв европейской стороны:

19-я пехотная дивизия (Мустафа — Кемаль- бей) занимает район к северо-западу от Майдоса, имея 1 батальон от Сувлы до бухты Ейльмер.

Инструкция, данная командирам дивизий, состояла в следующем: 1) укрепить на побережьи явно удобные для высадки противника пункты (пляжи, окруженные, скалами или крутыми берегами), широко применив искусственные препятствия (утопленные проволочные сети перед пляжами); 2) удерживать эти пункты передовыми ротами, соединенными между собой малыми постами и патрулями, передовые батальоны держать расположенными ближе к центру их секторов; 3) в случае высадки противника передовые части, слишком слабые, чтобы удержать противника, должны замедлить его движение, давая время главным силам дивизий подойти к угрожаемому пункту и сбросить противника в море.

Обратимся к англо-французам.

В своем официальном донесении генерал Гамильтон говорит о задуманном им плане операции, в общем, следующим образом (схема № 1).

Было известно, что возвышенности Килид-Бар являлись прекрасной природной позицией, северные и южные склоны которой были усилены германо-турецким командованием. Эта позиция была ограничена с севера склонами Кокма-Даг, упирающимися в берег севернее Майдоса. От Майдоса главные оборонительные линии турок, протягиваясь вдоль возвышенности Кокма-Даг на запад, шли вдоль западной границы Килид-Бара до деревни Маграм, откуда линия обороны, перейдя р. Саганлы-дере, охватывала высоты Ачи-Баба и выходила к проливу западнее реки Керевез-дере. Второй ряд укреплений шел по хребту Ачи-Баба — на восток. С своего миноносца, говорит Гамильтон{42}, он не мог много видеть: берег обрывистый, и только на самом юге, с двух сторон мыса Хеллес, было несколько маленьких пляжей. Не предполагая делать высадки на севере полуострова у Саросского залива, Гамильтон искал удобных для высадки пунктов южнее, — пляжи у мыса Хеллес соответствовали его целям.

Общая идея плана операции была следующая: помощью десанта овладеть батареями Галлиполи с суши и тем помочь флоту прорваться через проливы. Выполнив первую часть, вторую можно было выполнить без особого труда, так как, владея батареями европейского берега, можно было господствовать над проливом и разрушить батареи азиатского берега.

Издали, добавлял Гамильтон, видны всюду многочисленные оборонительные сооружения и сети колючей проволоки. Вглубь от мыса Хеллес пролегают последовательно три долины, командуемые тремя последовательно возвышающимися гребнями, которыми атакующие должны раньше всего овладеть: 1) Керевез-Дере — сильно укрепленная позиция, обильно снабженная пулеметами; 2) Ачи-Баба, высотой в 225 м, 3) плато Килид-Бар — естественная природная крепость высотой в 230 м, образуемая рядом крутых скатов, изборожденных глубокими оврагами (дере); эти овраги представляли природную линию траншей, облегчающую организацию обороны. Эти три позиции, как впоследствии писал Гамильтон, "практически были для нас неодолимыми".

Однако при организации операции наличие всех этих трудностей не остановило бравого английского генерала: он думал иметь успех, действуя, как под крепостями, путем одновременной высадки на всех пляжах южной оконечности полуострова.

Тактика, которую изобрел Гамильтон, пишет Тогаu-Вауlle, определена в его донесении, как: "bull at gate's system"{43}.

"Высадка, — как писал позже в своем донесении Гамильтон, — на оперативном театре, который я описываю, — театре, сильно занятом противником, подготовленным для противодействия всяким наступательным планам, заключала беспримерные трудности. Бухты имели такую сильную защиту оборонительными сооружениями или представляли такие природные узкости, что оказалось невозможным двумя или тремя последовательными высадками выбросить достаточное количество войск, могущих отразить своими силами контр-атаки турок, имевших полную возможность свободного маневрирования. Наконец, нужно было произвести демонстрации в других пунктах, что влекло за собой разделение наших сил большими расстояниями"{44}.

7 апреля Гамильтон со своим штабом покинул Египет и прибыл на остров Лемнос. Здесь он встретился с Робеком и окончательно разработал план операции.

Десантный корпус Гамильтона — д'Амада состоял из следующих войск: 1) 29-я пехотная английская дивизия (Regular Army), 2) Анзак (Австралийско-новозеландский корпус), обе дивизии которого формировались, 3) бригады английской морской королевской пехоты, 4) французской дивизии д'Амада. Кроме того могли быть использованы: 1) 42-я пехотная английская дивизия (Territorial Army), 2) 10-я и 11-я пехотные индийские дивизии, формировавшиеся в Египте, но вначале Гамильтон мог располагать, примерно, пятью дивизиями, а именно : 29-й пехотной дивизией, морской пехотой, двумя пехотными дивизиями Анзак, конницей Анзак и одной французской дивизией, всего 81 000 чел. при 178 орудиях{45}.

Сравнивая силы обороны и нападения, видим, что они были почти равные, преимущество нападения было в свободе маневра и свободе неожиданного сосредоточенного удара в любом месте.

Анзак Бирдвуда — австралийская дивизия — 3 бригады по 4 батальона, полк горной пехоты, 48 орудий и 24 пулемета; новозеландская дивизия — 2 бригады по 4 батальона, 16 орудий, из коих 4 гаубицы.

Морская дивизия Париса — 3 бригады по 4 батальона в каждой, рота самокатчиков, 2 орудия 120-мм.

Французская дивизия Масну — 2 бригады в составе: 1-я бригада — 175-й французский пехотный полк и 1-й пехотный полк африканских стрелков; 2-я бригада — колониальная (Рюэффа), состояла из полков:

4-го и 6-го — колониальной пехоты, имея в каждом полку 1 батальон французский и 2 батальона сенегальцев, и 3 полка африканских стрелков; 32 орудия, их коих 8 орудий горные.

Если турецкие войска были слабо подготовлены тактически, исправление чего составляло особую заботу Сандерса, то и войска их противника были не в лучшем состоянии: только французская дивизия была хороша, 29-я пехотная английская, как вновь сформированная, содержала в себе только прилично подготовленный кадр, а обе дивизии Анзак, обладая высокими военно-моральными качествами, были совершенно слабы в тактической подготовке, кроме того, в них царил дух "австралийского сепаратизма", выражавшийся в желании иметь совершенно самостоятельные задачи.

Своей ближайшей задачей Гамильтон намечал помочь флоту проникнуть в проливы до Килид-Бар и Чанак, организуя главный удар на южной оконечности полуострова частями 29-й пехотной дивизии, высаживаемой на пляжах "V", "W" и "X" (схема № 4), и австралийско-новозеландским корпусом у Габа-Тепе, отвлекая в то же время внимание турок следующими демонстрациями: 1) частями той же 29-й пехотной дивизии и морской пехоты на пляжах "S" и "Y", 2) французской бригадой в Кум-Кале и 3) только флотом с частями греческого легиона в заливе Сарос. Каждой высадке должна была предшествовать краткая бомбардировка, а затем во время самой высадки войска прикрываются судовым огнем{46}.

Было решено, что транспорты с войсками прибудут к полуострову за 2 часа до начала высадки, где войска перейдут на десантные пловучие средства, и на рассвете будут подведены к берегу под прикрытием боевого флота. В 5 часов эскадра из 7 линейных кораблей и 4 крейсеров откроет по берегу огонь, а в 5½ часов будет осуществлена самая высадка одновременно как на европейском, так и на азиатском берегах. После высадки войска немедленно атакуют Критию и Ачи-Баба, самая же высадка предполагалась на рассвете 25 апреля.

Вечером 23 апреля первые транспорты с войсками прибыли к острову Тенедосу. Для отвлечения внимания турок часть боевого флота бомбардировала укрепления Эноса и Булаирского залива. После полудня 24 апреля войска были пересажены на виду у турок на десантные суда, турки молчали. На рассвете 25 апреля десанты должны были быть поданы к берегу в назначенные пункты высадки.

Тогаu-Вауllе пишет: "Царила подавляющая тишина, на берегу никаких признаков жизни. Море было спокойно, как тихое озеро в великолепную погоду. Легкий морской туман тушевал контуры земли. Вереницы десантных катеров буксировались к берегу, полные людьми, для большей части которых ожидаемое наступление было первым боевым крещением".

Для высадки в самом опасном месте на европейском берегу были назначены части 29-й пехотной дивизии и одна бригада морской пехоты под общей командой генерала Гунтер Уэстона. Ровно в 5 часов первый снаряд был послан на европейский берег с адмиральского английского корабля, в то же время при содействии артиллерии своего флота французы начали операции на азиатском берегу.

Один из германских офицеров генерального штаба пишет:

"Если бы высадка имела место на несколько недель раньше, то неизвестно, чем бы она закончилась. Но ко времени ее начала все турецкие войска успели занять хорошо укрепленные позиции".

Высадка англичан 25 апреля у Седд-эдь-Бар для турок была неожиданностью, они до последнего момента полагали, что здесь будет демонстрация, и главную группировку своих сил имели в глубине залива Сарос, у Булаира и Майдоса (схема № 3), где по их мнению могла быть истинная опасность.

В 5 часов утра 25 апреля, к Сандерсу{47}, пришло сообщение,что высадка противника началась в бухте Безика, а севернее у Кум-Кале уже шел бой между 3-й пехотной турецкой дивизией и французскими войсками. В то же время донесли, что английская судовая артиллерия крупных калибров обстреливает все побережье и тыл, и противник высаживается у Седд-эль-Бара, Ари-Бурну, устья р. Сагир-дере, в бухте Морто и у Габа-Тепе (схема № 4), т. е. против 9-й пехотной дивизии.

Отправившись на Булаирский перешеек, где, по мнению Сан-дерса, была главная опасность, он обратил внимание на то, что неприятельские суда производили мелкие десанты, что суда эти сидели неглубоко и борта их замаскированы. Это еще более убедило его, что главная высадка будет здесь.

Эссад-паша, прибыв в полдень 25 апреля из Галлиполи в Майдос, тотчас отправился на высоты Ари-Бурну{48} и, найдя здесь командира 19-й пехотной дивизии Мустафу-Кемаля, приказал последнему присоединить к двум пехотным и полку артиллерии, уже бывших на Ари-Бурну, и прочие части дивизии. Таким образом, на Ари-Бурну против Анзак была сосредоточена вся 19-я пехотная дивизия турок. Одновременно почти все оставшиеся резервы 9-й пехотной дивизии были посланы к пляжам южной оконечности полуострова.

Вскоре Эссад-паша сообщил, что ему необходима немедленная посылка подкреплений, вследствие чего два батальона 7-й пехотной дивизии были распоряжением Сандерса направлены из района Галлиполи в Майдос, несмотря на то, что Сандерс пока еще сомневался в месте главного удара противника.

Высадка на пляже "Y". На пляже "Y" Гамильтон имел в виду лишь демонстрацию с целью отвлечь противника и приостановить переброску подкреплений к Седд-эль-Бар и Критии. Здесь отряд полковника Матьюз (9 рот шотландцев 87-й бригады 39-й дивизии и морской пехоты), не найдя на пляже, назначенном приказом Гамильтона, удобного места для высадки, поднялся к северу от Сагир-дере и начал успешно высаживаться у подножья Ари-Бурну (схема № 5), имея целью войти в связь с частями, высаживающимися южнее на пляже "X". Передовые-части 9-й пехотной турецкой дивизии, заняв позицию у устья Сагир-дере, помешали отряду распространиться на юг; тогда Матьюз двинул часть своего отряда вперед, чтобы занять возвышенности, командующие дорогой на Критию и Седд-эль-Бар. Пройдя несколько километров, отряд около полудня был атакован подошедшим сюда из Майдоса 27-м полком 9-й пехотной дивизии, понеся крупные потери, отошел к берегу, откуда в ночь на 26 апреля был посажен обратно на суда. Однако, бесспорно пишет Гамильтон, что этот отряд своими действиями в высшей степени способствовал успеху в- главном направлении, привлекая на себя часть турецких сил, в то время, как главные события развертывались на южной оконечности полуострова.

Высадка на пляже "S". Так же, как и на пляже "Y", высадка здесь имела чисто демонстративные задачи. Турецкие окопы окружали бухту Морто. В развалинах батарей Тотс и Ески-Гиссарлик находились несколько взводов 3-го батальона 26-го полка с пулеметами. Тем не менее три роты 29-й пехотной дивизии под командой Кессона, быстро выскочив на пляж бухты Морто и взяв в штыки передовые части турок, невзирая на сильнейший пулеметный огонь, к 8½ часам утра овладели развалинами Тотс.

Условия местности позволили огню судовой артиллерии{49} оказать десантному отряду действительную поддержку. В конечном счете англичане окопались у Эски-Гиссарлик и устояли против повторных контратак турок.

На следующий день, 26 апреля, отряд Кессона, сильно теснимый турками, удержался лишь благодаря поддержке огнем судовой артиллерии.

Высадка на пляже "Y". Высадке на этом участке Гамильтоном придавалось главное значение.

Сама природа вокруг этого пляжа создала естественные, трудно доступные позиции. На восточной стороне ее поднимался "Европейский замок" (Седд-Эль-Бар) (схема № 5) — средневековое строение с толстыми стенами, не поддававшимися разрушению бомбардировкой; в центре были укрепленные позиции, возвышавшиеся амфитеатром над морем; наконец, с запада мыс Хеллес представлял собой как бы зубчатую стену, высотой до 40 м, отвесно падающую в море. У самой воды были песчаные дюны, фута в 4 высоты, за которыми высадившиеся люди могли укрыться от огня защитников пляжа. Взять налетом эти позиции было невозможно без предварительной подготовки артиллерийским огнем, которая в действительности сильно затруднялась предрассветным туманом.

Десантные части были погружены: 1-й эшелон — 3 роты стрелков и взвод морской пехоты — на судовые шлюпки, остальные — около трех батальонов 88-й бригады 29-й пехотной дивизии — под командой генерала Непира — на угольщик "Ри-вер-Клейд", специально приспособленный для выбрасывания десанта.

После получасовой бомбардировки{50} восемь буксиров, ведя за собой каждый по четыре больших шлюпки, быстро подошли к берегу; "Ривер-Клейд" следовал позади. На огонь судовой артиллерии турки не отвечали и позволили катерам пройти перед мысом Хеллес, но, когда шлюпки перешли на весла, турки открыли жестокий огонь из 37-мм орудий и пулеметов. Чтобы скорее выбежать на берег, люди спрыгнули в воду, но здесь попали в утопленные проволочные сети. В несколько минут весь 1-й эшелон был уничтожен, и шлюпки беспомощно поплыли по течению.

На сравнительно огромные огневые средства турок англичане могли ответить огнем 10 пулеметов с "Ривер-Клейд", который медленно приближался, буксируя лагом у бортов шаланды для высадки.

Приткнувшись к песчаной мели посреди пляжа, "Ривер-Клейд" открыл свои порта{51}, и, когда 2-й эшелон, около 3 батальонов, бросился по мостикам на берег, передние две роты были целиком уничтожены в несколько минут, только некоторые из третьей, последующей роты, большей частью раненые, выскочили на берег и, прикрывшись дюной, окопались. В это время шаланды, на которые были наброшены мостки, повидимому, плохо укрепленные, оторвались и, медленно плывя по течению вдоль берега, прошли перед мысом Хеллес, огнем с которого были перебиты все находящиеся на шаландах во главе с Непиром.

Было 10 часов утра, высадка прервалась.

"Ривер-Клейд", построенный из листового железа, предоставлял людям достаточное укрытие. В свою очередь пулеметный огонь с "Ривер-Клейд", повидимому, стал наносить туркам потери, что позволило усилить часть людей, находившихся на берегу под прикрытием дюн.

До сих пор англичане имели дело только с передовыми частями. В 13 часов сюда прибыли из Майдоса остальные части 26-го полка 9-й пехотной дивизии и поддержали сопротивление своих передовых частей. Положение англичан было тяжелое, единственную помощь можно было ждать от судового огня, но вблизи находился лишь "Albion", получивший приказание прекратить стрельбу, так как части, высадившиеся в бухте Морто, страдали от его огня.

К 14 часам под защитой вновь открытого интенсивного огня судовой артиллерии части с "Ривер-Клейда" переправились на берег небольшими пакетами, проскочив в развалины, которые на правом их фланге окружали "Европейский замок", и здесь уже ночью, при луне, окопались, совершенно изолированные от своих соседей, высадившихся в пунктах "S" и "W".

Высадка на пляже "W" и "X". Конфигурация местности у пляжа "W" в общем сходна с таковой же пляжа "V". На востоке крупные отвесные стены мыса Хеллес, а на западе мыс Теке-Бурну сжимают пляж, имеющий длину до 300 м и 14-35м ширины и полого поднимающийся вглубь. По всему пляжу тянулись проволочные заграждения, продолженные и под воду, кроме того, в прибрежном песке и в воде были заложены фугасы. Как скалы, так и командующие ими возвышенности были сильно укреплены с расчетом на перекрестный огонь. Здесь в первую очередь должны были высадиться шесть рот 86-й и 87-й бригад 29-й дивизии с частями морской пехоты.

Туман мешал стрельбе линейных кораблей, которая началась лишь, когда шлюпки направились к берегу. Как и на пляже "V", турки вначале молчали, но, когда шлюпки подошли к берегу, по десанту был открыт сильнейший ружейный, пулеметный и бомбометный огонь. Понеся большие потери от огня и взрывов фугасов, а также запутавшимися в утопленных проволочных заграждениях и утонувшими под тяжестью снаряжения, передовые части смогли высадиться лишь к 6 часам утра. К 9 часам удалось подать свежие части, которые взяли передовые окопы турок. Но, пишет Гамильтон, мыс Теке был укреплен, как "мертвая западня". Как только войска пытались продвинуться к пляжу "V", чтобы войти в связь с частями, высаженными с "Ривер-Клейда", они наткнулись на море проволоки и фугасов, причинивших им громадные потери. Пулеметный и орудийный огонь турок наносил англичанам столь большие потери, что они остановились. Только помощь небольшого отряда, высаженного в маленькой бухточке, севернее мыса Теке на пляже "X", дала возможность удержаться и избежать окончательного поражения. Новый эшелон, высаженный в сумерки, дал возможность отбить повторные атаки турок, но продвинуться дальше англичане не могли.

Ночь на пляжах "S", "V" и "W" была использована для снабжения пищей трех изолированных отрядов, которые защищались от повторных турецких атак и находились в очень тяжелом положении. Все резервы, которыми располагало английское командование на острове Лемнос, были направлены сюда. В то же время индусская дивизия, находившаяся до сего времени в Александрии, была спешно вызвана оттуда.

Несмотря на тяжелые потери, на следующий день предположено было развить операцию.

Высадка у Габа-Тепе. Здесь Анзак начал высадку под огнем батальона 9-й пехотной дивизии. Содействовать высадке Анзака артиллерийским огнем была назначена эскадра Тереби в составе пяти линейных кораблей и 1 крейсера.

Эскадра Тереби с десантом прибыла в назначенный ей пункт, севернее Габа-Тепе, ночью. Не найдя пляжа, удобного для высадки, она проследовала вдоль берега к северу и остановилась -против окруженного крытыми скалами пляжа севернее Габа-Тепе (схема № 4).

Когда намерение англичан точно обнаружилось, части были обстреляны артиллерией турок, спешивших к угрожаемому пункту. При поддержке судового огня австралийцы бросились в штыки на части передового турецкого батальона и к 9 часам взобрались на скалы, но к этому времени на усиление турецких передовых частей сюда прибыли части 19-й пехотной дивизии.

Наступавший Анзак встретил упорное сопротивление турок, занявших заблаговременно подготовленные позиции за колючей проволокой. Мустафа-Кемаль-паша, находившийся с своей 19-й пехотной дивизией в общем резерве невдалеке у Майдоса, по собственной инициативе лично повел в контр-атаку 5 батальон нов своей дивизии с двумя горными батареями, — это было около 10 часов утра. После полудня прибывший из Булаира в Майдос командир II корпуса Эссад-паша одобрил эту инициативу и направил против Анзак и остальные части 19-й пехотной дивизии. Высаженные 12 000 Анзак, не имея возможности продвинуться вперед, столпились на площади 1500 X 500 м, неся огромные потери.

Скоро эти потери достигли 5 000 чел., санитарного обслуживания не хватало. Огонь турецкой артиллерии со стороны Би-гали-Калесси, Нагары, Кове-Колеси (Анодулу-Меджидие) и Чанака (Чеменлик и Гамидие) сосредоточился как на эскадре, так и не высаживающихся войсках. Большое количество шлюпок было утоплено. С турецких военных кораблей, поставленных у Нагары, был открыт огонь тяжелыми снарядами. Перед таким неожиданным оборотом дел Анзак проявил чрезвычайный героизм. Боевой флот подошел к берегу на уменьшенные дистанции для более действительной стрельбы по туркам, но был бессилен потушить их огонь. Несмотря на продолжающиеся тяжелые потери, высадка все же методично продолжалась, и новые части постепенно вводились в дело в течение всего дня. В ночь на 26 апреля было отбито пять повторных турецких контратак.

В то время как англичане и австралийцы высаживались на европейском берегу, французская бригада Рюэффа произвела высадку на азиатском берегу. Перед рассветом 25 апреля французские корабли, поддерживающие высадку, открыли огонь по Ени-Шер и Кум-Кале (схема №4). 3-я турецкая пехотная дивизия была уже в полной готовности встретить высаживающихся, имея у Ени-Шер передовой батальон. При поддержке судового огня французы, оттеснив части турок от берега, взяли деревни Кум-Кале и Ени-Шер.

Все это происходило на рассвете, и успехи французов были одержаны только над передовыми частями 3-й пехотной турецкой дивизии, которая в это время спешила к Кум-Кале, где вскоре загорелся уличный бой. Французские суда прекратили стрельбу из боязни расстрела своих. Турки вытеснили французов из деревни Кум-Кале, захватив в плен роту сенегальцев. При помощи пехотных поддержек и вновь открытого огня судовой артиллерии, зажегшей Кум-кале, французы снова ворвались в деревню и взяли большую ее часть, но часть ее осталась в руках турок.

26 апреля утром было приказано очистить азиатский берег и, посадив части на суда, направить их к пляжу "Т". Обратная посадка, хотя и была трудной, так как турецкая артиллерия продолжала свой огонь по транспортам, но выполнимой. Французы были по плану Гамильтона перевезены на европейский берег и высажены на пляж "V" возле "Ривер-Клейда".

В общем за день 25 апреля части 5-й турецкой армии выполнили свое назначение и задержали распространение противника, но, чтобы окончательно решить дело в свою пользу, сил на южной оконечности полуострова не хватало, между тем оставались еще неиспользованными следующие дивизии: 11-я пехотная дивизия — в секторе, не атакованном противником, 5-я и 7-я пехотные дивизии — сосредоточенные по тревоге на Булаирском. перешейке, так как Сандерс ожидал главной операции англо-французов со стороны залива Сарос на Булаирский перешеек.

Только вечером 25 апреля Сандерсу стало ясно, что в заливе Сарос простая демонстрация, что французы из Кум-Кале уходят обратно на суда, что у Ари-Бурну давление Анзак вырастало в серьезную опасность, и что, наконец, на южной оконечности полуострова два полка 9-й пехотной дивизии, атакованные превосходными силами противника, стали отходить.

В этих обстоятельствах Сандерс приказал 5-й пехотной дивизии перейти из Булаира к Седд-эль-Бар (схема №3), 7-ю пехотную дивизию он направил из Булаира частью на фронт Ари-Бурну, против Анзак, частью на Седд-эль-Бар; кроме того, cюда же была направлена с азиатской стороны 11-я пехотная дивизия. Вследствие удаления этих дивизий от поля боя 5-я и 7-я пехотные дивизии могли прибыть 26 апреля, а 11-я пехотная дивизия только 30 апреля. Это обстоятельство вынуждало благодаря сильному утомлению войск, дравшихся с 25 апреля, подавать подкрепления последовательно, пакетами. С этой целью были организованы перевозки морем. Первые части 11-й дивизии были посажены у Чанака и высажены в Килие. Одновремено Сандерс просил Энвера дать ему подкрепления для перехода в контр-атаку и, поджидая их, разделил всю оборону на три участка: 1) азиатский — полковника Вебера, 2) южный — Соденштерна и 3) Ари-Бурну — Эссада-паши, и перенес свой штаб в Бигали (между Майдосом и Ари-Бурну).

С утра 26 апреля Анзак несколько продвинулся вперед и улучшил свое положение. Узкий пляж, где производилась выгрузка австралийской горной артиллерии и вообще всякого рода запасов снабжения, создавал впечатление большого кораблекрушения, следствием которого было масса обломков, выброшенных между прибрежными скалами. Эта картина, переданная очевидцем, была живым изображением хаоса, который царил на всех пляжах высадки.

Между тем бой не прерывался, утомление стало сказываться на людях, не спавших около 36 часов.

В таком же тяжелом положении здесь были и турки, потери их также были велики.

Анзак, взятый под сильный турецкий огонь, как мы уже говорили, много вперед не продвинулся, а лишь местами улучшил свое положение.

26 апреля на пляжах "W" и "V" наиболее удачной операцией было взятие деревни Седд-Эль-Бар, развалин старого замка и возвышенности, разделяющей пляжи "W" и "S". Здесь пришлось взять три линии турецких окопов, после чего отряды пляжей "W" и "V" вошли в связь. К этому времени англичане израсходовали все свои наличные войска, и к Седд-эль-Бар в помощь частям 29-й пехотной дивизии стали направляться французские подкрепления, прибывавшие с азиатского берега. Таким образом, успех двух дней на южной оконечности полуострова выразился в захвате прибрежной полосы от 1 000 до 1 500 м, на наружной крае которой англичане укрепились. Потери были колоссальны, вследствие чего части, бывшие на берегу, приходилось все время подкреплять за счет морской пехоты и индийской бригады. вызванной к этому времени из Египта.

К утру третьего дня на южной оконечности Галлиполийского полустрова англичане занимали позицию, включавшую в себя все пляжи от "X" до бухты Морто, во всю ширину полуострова, глубиной до 1 км от морского берега. К туркам на высоты Ачи-Баба стали прибывать артиллерийские подкрепления что особенно ощущали на себе англичане. Тем не менее взятые у турок окопы давали значительное укрытие, и, наконец, стало обрисовываться начало организации тыла.

Обращаясь к оценке изложенного в настоящей главе, прежде всего укажем, что дипломатия англо-французов не дооценила значения своевременного выступления Болгарии и Греции, которое могло бы решительно повернуть успех в Дарданеллах в желаемую сторону.

Упустив время, англо-французы идут на крайности и, при невыяснившемся еще военном положении, прибегают к системе посулов, в виде отторжения территорий одних стран в угоду империалистическим стремлениям других. Все эти договоры и предложения не могли быть тайной, и в действительности они были всем известны. Такая политика не могла иметь успеха, Болгария и Греция от выступления уклонились.

Оценивая оперативные планы сторон в Дарданеллах, нужно сказать, что план Гамильтона в общем был правилен, так как успешная высадка на южной оконечности в связи с таковой же у Габа-Тепе по овладении высотами Ачи-Баба и Майдос выводила на западный внутренний берег проливов и отдавала в руки англичан группу фортов и батарей Килид-Бара. Это уже предрешало наполовину успех, так как с высот Галлиполийского полуострова легко могли быть уничтожены форты и батареи азиатской стороны у Чанака и Нагары.

Однако туркам было подарено драгоценное для них время, которое они искусно использовали для организации 5-й армии, поднятия ее боеспособности и усиления артиллерийской и инженерной обороны полуострова. Силы турок в южной части полуострова вдвое уступали англичанам, но опирались на сильные инженерные сооружения{52}. Рациональное расположение 9-й и 19-й пехотных дивизий, имевших на угрожаемых местах сильные передовые части, в непосредственной близости резервы и, наконец, основное ядро сил в районе Майдос — Килид-Бар, давало туркам возможность в течение 6 — 8 часов сосредоточить к угрожаемым пунктам части из основного ядра сил, что они фактически и сделали. Две дивизии с своей артиллерией на сильно укрепленных позициях имели шансы на задержку противника до тех пор, пока не подойдут силы 7-й и 5-й пехотных дивизий, учитывая, что передовые части их могут прибывать, начиная с 26 апреля, т. е. через сутки, будучи в свою очередь заменены частями 1-й армии, находившимися невдалеке. Такое построение турками, в лице Сандерса, обороны, представляет собой положительный пример организации обороны побережья по системе использования подвижных резервов.

Единственно, что могло бы помешать туркам выполнить свой план обороны, это была быстрота и энергия английских войск, подкрепленных полевой артиллерией с соответствующим материальным снабжением, чего именно у англичан и не было.

Общее оперативное положение и маневренные соображения определяют район, где должна быть произведена высадка. В этом районе выбор того или иного пункта высадки определяется тактическими (укрепления противника) и техническими (десантные средства) условиями.

25 апреля англичане решили предпринять высадку в двух пунктах Галлиполийского полуострова, на крайнем юге и на западном берегу, у Габа-Тепе, с целью совместными действиями армии и флота сломить сопротивление противника и достигнуть таким образом внутреннего берега проливов. На южной части Галлиполийского полуострова они заняли все пункты побережья в числе пяти. Главные высадки были произведены в пунктах "V" и "W", расположенных по сторонам мыса Хеллес. В тылу этих пунктов местность подымалась отлого и в виде амфитеатра; направо и налево они ограничены скалистыми высотами, откуда морской артиллерии не удалось изгнать противника. Пулеметы и 37-мм пушки, расположенные на командующих высотах, причиняли крупные потери десанту. На остальных пунктах высадки южного района, в "S", "X", "Y", а также в районе Габа-Тепе, пехота высадилась на слишком узкой береговой полосе у подошвы скал и находилась сперва в мертвом пространстве по отношению к турецким стрелкам, бывшим на плато. Но, добравшись до вершины, англичане убедились, что очень трудно подкреплять и питать линию огня за отсутствием удобных подступов; выгрузка артиллерии и материальной части стала почти неразрешимой задачей.

Отсюда кажется, что наиболее благоприятным местом для высадки пехоты является узкая береговая полоса достаточного протяжения, прикрытая скалистыми высотами, потому что высадившаяся пехота найдет себе укрытие в мертвом пространстве. Главное затруднение заключается в том, что лучшие места для высадок пехоты не являются в то же время лучшими пунктами для выгрузки артиллерии, животных, повозок и всякого рода материальной части.

В общем вывод:

1. Следует избегать пляжей, о которых нет полных данных разведки (отряд Матьюза).

2. Нужно делать различие при выборе пунктов высадки между высаживающимися частями; эти части должно сгруппировать в три категории: 1) пехота без обозов; 2) артиллерия, отделения питания, ружейно-пулеметные артиллерийские и инженерные парки; 3) тяжелые грузы, предметы интендантского довольствия, санитарные учреждения. Пехота без обозов может высаживаться почти везде, — как на широких, так и на тесных пляжах, даже у подошвы крутых скал, но при условии скорейшей выгрузки своей артиллерии на удобную ближайшую часть побережья. Пляж для высадки артиллерии должен быть на время высадки непременно защищен от снарядов противника. Тяжелые грузы могут быть разгружаемы лишь при помощи пристаней.

Высадка английских войск 25 апреля была произведена ранним утром, без достаточной артиллерийской подготовки.

Находясь в виду оборудованной позиции неприятельской обороны, следует признать, что наихудшим временем для производства высадки является рассвет; выбор этого момента для десанта подвергает войска всем опасностям высадки среди белого дня и не дает возможности судовой артиллерии провести серьезную подготовку. Конец времени, необходимого для бомбардирования из судовых орудий, должен определять момент начала высадки.

Войска, составляющие первый эшелон высадки, желательно по возможности легко снарядить и тщательно обучить, чтобы избегнуть излишних потерь в том случае, если придется сходить в воду на небольшой глубине ранее достижения десантными судами берега.

С первым эшелоном высадки во всяком случае высаживается одновременно и артиллерия, чтобы тотчас же по высадке поддержать пехоту.

Особенное внимание следует обратить на питание высадившихся частей в смысле доставки боеприпасов и запасов продовольствия.

Главной же причиной неудачи англичан 25 апреля была недостаточная артиллерийская подготовка, — вследствие чего они понесли огромные потери, — сравнительная недостаточность сил и, наконец, отсутствие у десанта своей собственной артиллерийской поддержки.